PROIZHEVSK
Погода

Сейчас+29°C

Сейчас в Ижевске

Погода+29°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как +29

3 м/c,

южн.

740мм 51%
Подробнее
USD 87,04
EUR 93,30
Страна и мир мнение Священные олени, распитие крови и опасные болота. Репортаж из тундры, где кочуют оленеводы

Священные олени, распитие крови и опасные болота. Репортаж из тундры, где кочуют оленеводы

Журналист побывал на Крайнем Севере и узнал, что находится внутри чумов и почему кочевники возвращаются из больших городов

Кочевники используют современные технологии: в чумах можно встретить ноутбуки и телевизоры, спутниковые тарелки и телефоны, электрические батареи

Жителям мегаполиса сложно представить, каково это — никуда не спешить, не вставать по будильнику, не ехать на работу в час пик каждый день. Для многих кажется невозможным кочевать по Северу, не имея постоянного дома, душа, бытовой техники и прочих удобств.

Сейчас в России около 20 тысяч человек ведут кочевой образ жизни. Как правило, это представители малочисленных кочевых народов Севера и Сибири: ненцы, чукчи, эвенки, долганы и другие. Наша коллега из MSK1.RU Алена Нефедова побывала в ямальской тундре и поделилась впечатлениями о своей поездке к оленеводам-кочевникам. Публикуем ее колонку.

Своим ходом сюда попасть тяжело

Как живут люди на краю света

Мне повезло отправиться в экспедицию в самое сердце Ямала: в такое место тяжело попасть своим ходом, все дороги обрываются в Салехарде. Конечно, подобные путешествия делят жизнь на до и после — невозможно описать подобный опыт в одном тексте, но я попробую рассказать о самом важном.

Летом так выглядит чум изнутри: в центре жилища разводят костер, на котором готовят еду

Путь предстоял неблизкий: в Салехарде группу посадили на вертолет, мы отправились в последнее на полуострове жилое поселение, которое называется Сеяха. Дальше только километры пустоты: тундра и болота — зимой они превращаются в ледяную пустыню. Там совсем нет деревьев, только мох и стелющийся по земле кустарник.

Так выглядит ямальская тундра из иллюминатора вертолета

Чтобы попасть в Сеяху, на вертолете лететь пришлось около четырех часов. В поселении зарегистрированы примерно 2,5 тысячи человек. Половина из них там только прописана — это кочевники, которым по закону нужен штамп о регистрации. В советское время в паспорте так и писали: место жительства — тундра, но потом стали требовать точный адрес. Сейчас оленеводов прописывают в здании сельской администрации.

Здесь есть несколько продуктовых магазинов, еду доставляют на вертолетах. Летом по реке приходит плавучий магазин, к которому выстраивается очередь за овощами и фруктами. Картошка, например, считается деликатесом — на Ямале вечная мерзлота, ничего не растет.

На окраине поселения находится баня, где оленеводы могут помыться — в тундре это недоступно, но у них есть свои способы соблюдать гигиену. Кочевники используют мох сфагнум, который на ненецком называется «нярцу». Им обтираются, моют посуду, используют в качестве средства дезинфекции, женской гигиены и памперсов.

Белые олени священны, их не едят. С детства за ними ухаживают особенным образом, поэтому животные более ласковые, чем их сородичи

В поселении есть больница, в которой работает один врач и три медсестры, а также школа для детей оленеводов. В России все обязаны получить 9 классов образования, поэтому каждое лето вертолеты собирают по тундре прячущихся школьников и привозят их в интернат.

Люди поначалу относились к нам максимально настороженно — приезжих тут встретишь нечасто. В Сеяхе ходило много слухов: говорили, что к ним прямо из Москвы прилетел вертолет, нагруженный сыром дор блю и дорогим вином (хотелось бы, но нет).

В стаде может быть от нескольких десятков до нескольких сотен оленей. Чем их больше, тем богаче считается семья

Дорога туда, где нет дорог

Через неделю организаторы экспедиции пришли с хорошими новостями: мы едем в тундру. Сеяха была сама по себе потрясением и экзотикой, но увидеть кочевников в их стихии хотелось больше всего.

Заказать еще один вертолет было невозможно, поэтому мы поехали на трэколах. Это огромные машины — единственные, которые могут проехать по заболоченной местности. Вести ее должен только опытный водитель, знающий опасные кочки. Если заехать на такую, она может взорваться и утянуть в болото.

Колесо трэкола в высоту достигает полутора метров

В трэколах нет ремней безопасности: если что-то пойдет не так, нужно быстро выпрыгнуть из машины. Поэтому на всех неровностях (а их было много) мы бились головами об потолок.

— Люди платят огромные деньги, чтобы покататься по песчаным дюнам в Дубае, а у нас на Ямале, оказывается, аттракцион покруче, — смеется участница экспедиции.

Несколько раз пришлось эвакуироваться: трэкол засасывало в болото, за секунду пол покрывался водой по щиколотку. Мы выскакивали и ждали, пока соседняя машина нас вытащит.

Самый безопасный способ передвижения по тундре — оленья упряжка

Ехать по болотам нужно очень осторожно и с маленькой скоростью. Расстояние в 30 километров мы преодолели за 6 часов в одну сторону. Обратно, по темной дороге, ехали в два раза дольше: 12 часов с учетом всех внештатных ситуаций. Зато можно было полюбоваться видами ночной тундры. В августе она выглядела точно так же, как на фото: всё ярко-синее.

Белые ночи в августе уже заканчиваются, но полностью еще не темнеет

Там, где нет ничего, кроме свободы

Мы увидели несколько стоящих чумов, из которых шел дым: нас ждали и заранее развели костры, чтобы сделать чай. Кочевники предложили надеть традиционные ненецкие костюмы — термобелье не спасало от идущих со стороны Карского моря ветров.

Одежда для ненцев — не просто часть культуры, ее действительно носят на повседневной основе. Оленьи шкуры греют гораздо лучше, чем любой современный пуховик.

Ненецкая верхняя одежда для мужчин называется «малица», для женщин — «ягушка». Важной частью национальной одежды является пояс: к ним приделывают красивые фигурные пряжки.

Бабушка в чуме почти не разговаривала по-русски, но заботливо угостила нас чаем

— Я однажды заблудился в тундре совсем один, шел пешком, — рассказывает оленевод, — была зима, метель, минус 60. Всё замело, не мог найти дорогу к чуму. Пришлось спать на земле, прямо на снегу. На мне была малица, она настолько теплая, что можно переночевать в ней зимой на улице — всё равно выживешь. Со мной так и получилось. Было, конечно, холодно, но удалось пережить ночь.

Мужчины на Ямале охотятся и занимаются оленеводством, женщины готовят и обустраивают быт

Живут ненцы в чумах — это конусообразные строения, в центре которых находятся дымоходные трубы. Стены в холодное время года покрывают оленьими шкурами.

Летом кочевники располагаются прямо на земле, зимой пол утепляют деревянным настилом. За деревом кочуют в ближайшие поселения, иногда это больше 7 дней пути. Там же покупают всё необходимое: еду, которая не портится, чай и кофе, лекарства, батарейки.

Оленеводы спят в чумах на полу, едят тоже на полу за низкими столиками

Жители городов думают, что кочевники не используют технологии, но это не так. Почти в каждом чуме есть спутниковый телефон: по нему связываются с родственниками, вызывают вертолет санавиации, если нужна медицинская помощь. Кроме того, многие покупают солнечные батареи, поэтому могут пользоваться ноутбуками и телевизорами, которые подключают к спутниковым тарелкам.

Ямальские оленеводы удивительным образом сочетают технологии и жизнь на лоне природы: они берут от современности именно то, что им нужно, чтобы повседневность стала комфортнее.

Умерших не закапывают в землю: без специальной техники пробить вечную мерзлоту невозможно. Покойников кладут в деревянные ящики, оставляя их стоять прямо в тундре.

Наверху каждого чума есть отверстие для дымоходной трубы

С едой здесь сложнее: когда ты ведешь кочевой образ жизни, не получится брать с собой из поселения скоропортящиеся продукты. Поэтому ненцы собирают ягоды и грибы, ловят рыбу, охотятся на диких птиц и забивают оленей.

Есть сырое мясо — часть ненецкой культуры

В каждой культуре последнее устроено по-разному: так, например, на Чукотке мясо закапывают в землю, где оно бродит, подобно сыру с плесенью. Ненцы же едят свежую оленину: тушу животного разделывают сразу же после забива, а сырое мясо делят между всеми, кто принимает участие в трапезе. Наибольшим деликатесом считаются почки и печень.

Каждый член семьи отрезает себе кусочек сырого мяса, им же кормят оленей

Кроме того, на таком обеде пьют кровь: свежую, теплую, пока она не свернулась. Взрослые и дети набирают ее в чашки прямо из туши животного. В поселении у некоторых жителей стоят бутылочки с оленьей кровью: ею угощают гостей, как дорогим вином.

Женщины пьют кровь аккуратно, чтобы не испачкать мех ягушки
1 из 2

У детей в тундре особые развлечения: они собираются в чумах, где старики рассказывают сказки, которые могут быть очень долгими: иногда истории можно слушать от рассвета до заката или даже два дня подряд.

К забиву оленей дети относятся спокойно, для них это обыденность. Животное душат веревками так, чтобы оно потеряло сознание. Подростки помогают отцам это делать

— У нас есть история про «ямальского колобка», — рассказывает один из детей — Она очень долгая, суть в том, что шел по тундре мальчик, к нему подбежали волки и отгрызли руки. Пошел дальше, наткнулся на медведей — откусили ему ноги. Потом хищные птицы начали клевать тело. В итоге осталась от мальчика одна голова — так и катается с тех пор.

1 из 4

Куклы, с которыми играют дети, тоже выглядят впечатляюще: их делают из оторванных птичьих клювов. К ним пришивают шерстяное «тело»: яркое, как и национальные одеяние. Девочки их качают, одевают, берут с собой спать.

Кроме кукол из утиных клювов дети играют еще с оленьими костями

Мужчины здесь занимаются охотой и рыбалкой, а также ухаживают за оленями. Для кочевников количество животных — признак богатства: чем больше твое стадо, тем лучше ты живешь. Женщины занимаются хозяйством, причем не только готовкой и уборкой, но и более тяжелыми вещами: носят воду летом, растапливают снег зимой.

Именно жены устанавливают и разбирают чумы для своей семьи, а это физически выматывающая работа: сама конструкция и оленьи шкуры очень тяжелые.

— Мужчина не должен ничего делать по дому. Звон посуды может отпугнуть духов охоты, — объясняет одна из женщин.

Крылья птиц используются в качестве веника

Многие из молодых людей уезжают учиться: все дети оканчивают школу, затем перед ними встает выбор, куда идти дальше. Немалый процент улетает на вертолете в ближайший город — Салехард. Там есть колледж, где можно получить прикладную профессию.

Кто-то набирается смелости и едет дальше получать высшее образование: в основном отправляются в Тюмень и Санкт-Петербург, в единичных случаях выбирают Москву.

Иногда уехавшие люди не могут до конца перестроиться на городской образ жизни и всё равно возвращаются домой — пасти оленей и кочевать.

Собаки в тундре выполняют роль пастухов и охранников

— Мне было семь лет, когда меня впервые привезли в Сеяху. Там были настоящие двухэтажные дома, они казались миражом. Я не мог даже представить, что такое бывает. В школьных книжках мы впервые увидели фотографии деревьев. После выпуска я улетел в Салехард, увидел там елку — никогда не забуду, как это меня потрясло, — рассказывает оленевод. — Затем я переехал в Питер, получил высшее образование. Остался там жить почти на десять лет, путешествовал по стране, но так и не смог забыть чувство свободы, которое есть только в тундре.

«В итоге я вернулся, чтобы продолжить дело отца. Я ничуть об этом не жалею»

Женщины на Ямале плетут из бисера украшения и амулеты

— Не понимаю, как вы живете в своих бетонных домах, — поддержала его жена. — Я тоже бывала в Москве и Питере, там очень красиво, но ничто не заменит мне тундры.

Я сижу с ними прямо на земле и смотрю на закат. Мимо огромного солнца пробегает стадо оленей: медленно и грациозно, как в замедленной съемке. Улыбаюсь и искренне говорю, что это действительно самое впечатляющее место из всех, где я была.

Летом в тундре можно встретить пушницу — «полярные одуванчики»

— Ну а что же, ты красивая, даже похожа на наших, если приодеть, — сразу среагировала женщина. — Молодая еще, много детей родишь. Сильная, помогала воду носить, сможешь и чум построить. Вон Вануйто еще неженатый — может, останешься? Что тебе в Москве твоей делать?

Я вздыхаю и поскорее залезаю обратно в трэкол, держа в голове, что на самый худший случай в жизни теперь будет план Б.

Летние ягушки сделаны из шерсти ярких цветов. В основном преобладают синий, зеленый и красный

Если вы любите путешествия по необычным местам, почитайте наш репортаж из самой северной заброшенной школы страны, которая находится в Мурманской области. Также мы показывали фотографии из кинотеатра в Калининградской области, который пустует уже 10 лет.

Хотели бы побывать в тундре?

Да
Нет
Бывал там

ПО ТЕМЕ
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Рекомендуем